вторник, 30 октября 2018 г.

Альпийское серебро - осенне утро 1-2


1
Поезд тронулся, как будто в Альпах еду в отель на вершине горы...1936 год.
Чувствую, что за мной слежка. Еще на вокзале два серых силуэта сели вместе со мной.
Конечно оружие со мной, но мне нужно во что бы то ни стало передать пакет доверенному лицу самому... 

В вагон-ресторане они не будут стрелять, слишком много офицеров едут на лечение в пансионат.
– Кельнер, пожалуйста кальвадоса и что там у вас есть...
В такую мерзкую дождливую погоду ничто так не согревает, как пару рюмочек кальвадоса с нарезкой и овощами. После привычных движений суета и напряженность отступают. А кальвадос, как впрочем и всегда хорош.
– У вас свободно? - послышалось откуда то сверху.
Беглый взгляд наверх по стройному силуэту в красивом вечернем платье.
– Да, конечно! Сигарету?
– Да пожалуй!
По тому как человек прикуривает всегда можно понять, что он из себя представляет. Тонкие кисти рук. Аккуратный маникюр и эта манера ни с чем не спутать.
– Вы явно умеете играть на музыкальном инструменте!
– Вы очень наблюдательный, как вам удалось узнать?
– В свое время я брал уроки игре на фортепиано и кое что понимаю в манерах музыкантов.
– Интересное наблюдение. Мы с оркестром, как раз едем выступать в пансионат, но как обычно все уже давно напились и отдыхают, но мне в такую погоду не спиться, да и я плохой компаньон в затяжных застольях. Может быть рюмочку кальвадоса, за знакомство не помешает?
– Да, конечно.

Я позвал кельнера и заказал еще пол фужера кальвадоса и эти знаменитые австрийские сосисочки…
 ***
– Сами подумайте, в Германии пришли националисты и этот список лучших врачей Рурской области. Многие уехали, многие поменяли имена, но дела были заведены, не спрашивайте, чего мне стоило их раздобыть. Наша больница обладала такими сведениями, но это судьбы людей, очень важных для Германии и всего мира. Если и они не уедут или их заберет Гестапо, Германия станет слабее. Чтобы подготовить выезд, эти документы нужно передать в американское посольство, через владельца отеля, к сожалению выехать через границу уже не представляется возможным.
– Может вы останетесь до утра здесь в моём номере, мне так одиноко?
– К сожалению я не могу вас подставлять, вы не представляете насколько это жестокие люди, держитесь нацистов стороной, я уверен их затея плохо кончится.
– Где я вас смогу встретить?
– Если повезет я вас сам найду, а пока забудьте меня.
Последние объятия были скоротечны, но нужно было идти в свой номер, на следующей остановке нужно выходить, как раз ночь и меня ждет машина.

2
Поезд тронулся от станции. Я проследил, кроме меня из вагона больше никто не выходил – это успокаивало. Стоило мне выйти к стоянке, как яркое подмигивание фар, обозначило, где меня ждут. Старый мерседес, ничего особенного. 



Из автомобиля вышел мужчина среднего роста.
– Фон Де Аугус Вильгельм, добро пожаловать в Альпы!
Я представился, Вильгельм помог сложить небольшой саквояж с моими вещами в багажник.
– Первый раз у нас? Замечательное место.
Мы сели в теплый салон машины. Вильгельм запустил двигатель и силуэт ожил. Я зову её Лаура, в честь моей кузины. Вы не смотрите на силуэт преклонного возраста, в столице наверно уже давно таких 5 летних раритетов не встретишь?! Под капотом гоночный двигатель от одной из победных машин соревнования Милле – Милья в 1931 году. Мой механик работал у самого Нойбаура, а проектом руководил сам профессор Порше!

Сначала мы спокойно пробирались через деревушку, чтобы ненароком не разбудить сонных горожан, 4 утра самый крепкий сон, но это лучшее время, чтобы с ветерком прокатиться по загадочным серпантинам. Эта осень в этих краях была очень мягкой и теплой. Местами виднелись пятна тумана, но стоило преодолеть несколько поворотов, как тут же попадали в дождь. Как только показался указательный знак магистрали Вильгельм прибавил газа. Семилитровая рядная шестерка с компрессором тут же зашипела и силуэт Лоры ожил и рысью начал штурмовать повороты извилистой дороги подымающейся в гору. Каждое нажатие на педаль газа озвучивалось мощным свистом из под капота, каждая перегазовка при переключении передачи сопровождалась мощными рыком и хлопками не сгоревшего топлива в выхлопной трубе.

– Если бы мы вышли на прямую новенького автобана возле Берлина - Лора с легкостью смогла бы разогнаться до 150 миль в час – стараясь перекричать Лору рассказывал мне Вильгельм изо всех сил пытаясь удержать выпрыгивающий из рук автомобиль.

Под сброс газа Лора залетала в поворот и с легким сносом кормы выпрыгивала из него.

– Лягушатники конечно та еще нация, но варят отличные шины.У нас частенько отдыхал сам мистер Мишлен, по этому нас несут лучшие баллоны для такой непростой и изменчивой погоды, как в этих местах. Не представляете, что с людьми делают отличная музыка, вкусная еда и выпивка, а так же много красивых женщин и танцы, танцы, всю ночь танцы и музыка. Этим славился всегда наш пансионат. Единственное меня печалят нацисты. Завинчивание гаек хорошим не кончится! Вы как считаете?

– Солидарен...я как раз по этому поводу к вам и прибыл. Вот список, вы передайте его тому кому надо, дальше будет хуже.

– Пожалуй. Все меньше гражданских и туристов, все больше офицеров – плохой знак. Хотя на деньгах это нисколько не отразилось даже можно сказать суммы полились рекой.

Лора въехав в туннель рокотом оглушила все пространство.

- Никто не знает, но в этом туннеле есть прямая дорога из пансионата, но сегодня там ведутся гидроизоляционные работы.

Выпрыгнув из туннеля мы оказались у самой кромки обрыва за которым открывалась вся долина с узкой петляющей речкой. Лора сбавила прыть и спокойно начала огибать большое озеро переходящее в разноцветный осенний лес.

- А какой здесь воздух! Здравоохранение давно точит зубы на пансионат с целью лечения туберкулеза, но мы пока держимся. Отдых прибыльней, лечение спокойней. В этих лесах много живности и отличные рябчики.


Золотые клены еще не сбросили свой наряд. Пансионат показался издалека, примостившись у самой кромки большого горного озера.

- Там вверх ведет канатная дорога, если будет желание предлагаю составить компанию прокатится на лыжах, новый вид спорта богатеньких нуворишей из Рурской области подсмотрели у Итальянцев.

Завернув возле пансионата автомобиль подъехал к ничем не примечательным воротам и въехал в зеленый туннель.

- Когда мне не нужно освящать свой приезд я пользуюсь этой дорогой, за стеной из подрезанных туй прячется гаражи и мастерская.

Медленно шелестя по насыпанной гальке Лаура въехала во двор. Нас уже встречал молодой человек в комбинезоне.

- Это Отто мой лучший механик.

- Добрый день Вильгельм!

- Отто посмотри пожалуйста, мне кажется одна свеча не очень хорошо работает.

- Да сэр, все будет в лучшем виде.
Быстро выпрыгнув из автомобиля Вильгельм предложил следовать за ним.
Быстро выпрыгнув из автомобиля Вильгельм предл
- Мне надо комната с выходом на улицу и балконом. 

- Вот ваша комната. В чулане выход в коридор ведущий к гаражу. Здесь замечательный вид из окна. Я вас оставлю завтрак у нас с семи до девяти. Отдыхайте. Дверь хлопнула и наступила тишина. За окном начинался рассвет.


Напряжение после длительных путешествий отступает, как только голова опускается на подушку. Можно валяться в постели целый день и устать, а можно путешествовать и редким тревожным двухчасовом сне отдыхать и набираться сил на целый день. Предчувствие, как всегда подсказывало, что отдых будет только во сне - впереди ожидала тяжелая работа.

понедельник, 29 октября 2018 г.

Правила клуба экономических аналитиков

Первое правило клуба экономических аналитиков:
Любая непонятная ситуация на рынке объясняется сильной волатильностью.

Второе правило клуба экономических аналитиков:
Волатильность не объясняется ничем, все равно никто не спрашивает

Третье правило клуба экономических аналитиков:
То, что нельзя объяснить сильной волатильностью — объясняется слабой.

Четвертое правило клуба экономических аналитиков:
если волатильности нет значит тренд идет вправо, а где право никто не спрашивает

Пятое правило клуба экономических аналитиков:
Никогда не спрашивайте, что такое волатильность, любой может объяснить, а вот понять…

Шестое правило клуба экономических аналитиков:
Все доверяют модель Блэка-Шоулза, сам Блэк-Шоулз не доверяет никому, все равно его никто не спрашивает.

Седьмое правило клуба экономических аналитиков:
Индекс волатильности оценивает только подразумеваемую волатильность, наибольшее влияние на которую влияет изменение фактической волатильности, все остальные риски на страх инвестора.


Все.

понедельник, 15 октября 2018 г.

После судного дня


Я помню, как началась ядерная война - начал он свой рассказ разливая кофе из термоса по кружкам...

В мире, где на случай апокалипсиса нужно просто уходить в лес, потому что в веске немцы, в мире, где каждую неделю на копейку дорожает углеводороды - надеяться нужно только на самого себя. А что министр? Ничего! Страшно…поэтому в гараже в целлофане дизельный шевроле к5 с фаркопом и трейлером в котором давно сложено самое необходимое на первое время… Если звонит колокол — то он звонит по тебе. Об этом вспоминаешь, когда пепел ядерной зимы сметают дворники с лобового стекла…

Расклад был не в нашу пользу. Да и вообще не в чью. Баллистические ракеты СССР а позже России с разделяющимися боеголовками были нацелены на все западные города миллионники блока НАТО и Китая. 16000 боеголовок. Израильские 300 ракет направлены на арабов. Индусы и пакистанцы взаимно аннигилировали друг друга.  Англосаксы с французами стреляли по России и Китаю. Северная Корея шмальнула своими крохами по Южной Корее в отместку в Китай и Японию.

Мегаполисы стали призраками. Оружие было относительно новым и чистым не считая корейских поделок. Но поскольку удары были направлены в том числе на атомные электростанции Загрязнение было фатальным. Африка и Антарктида не пострадала, но осадки сделали свое дело. Централизованное транспортное и информационное сообщения континентов и даже стран исчезло. 95% суши не пригодны для проживания.

БелАЭС не была достроена поэтому ядерный удар зацепил только Минск. Тем, кто ехал в тот день в метро удалось выжить в остальном же город превратился в руины. Остатки выживших просто покинули его стараясь спастись в местах, где уровень фона был приемлемым.

Тогда то я и перебрался сюда... на остров Чайчин...

четверг, 11 октября 2018 г.

Подружка из Маранелло

Все детство и юность прошла в мечтах о Porsche 911 в 993 кузове тарго, но когда появилась возможность я сделал окончательный выбор в пользу Ferrari 360 Modena

Я как сейчас помню тот момент, когда меня посетила эта идея и прецедент. Я тогда вставал в 5 утра, что бы к 830 успевать на работу. Сидя в туалете , пока заваривается чашка кофе я смотрел обзор Давида Чирони на эту замечательную машину и все сложилось. Я точно помню, что в моей комнате висел плакат 360й, как и 911 впрочем. Скромная, харизматичная с отличным аналоговым салоном эта модель подходила мне на все 100 процентов.

В то утро добираясь до остановки электрички на своем стареньком, но бодром американском форде я даже не слушал музыку. Я представлял, что вот я еду за рулем 360й, плавно переключаю скорости, не спешно прогревая мотор. С ближнего переключаюсь на дальний прорезая полоски тумана стелящегося над дорогой на фоне просыпающегося рассвета на горизонте.

На остановке электрички мне так показалось в то утро только я один думал о Ferrari, а не о том что правительство незначительно подняло цены на продукты (мясо подорожало, а у меня мужыки, мужики накорми их...тяжко, что достать из морозилки).

Покупка же была делом времени. Такие автомобили, как правило берегут все владельцы передавая нежную Ferrari последующему. В то утро мы договорились о встрече, заранее автомобиль был снят с учета и все документы уже лежали в багажнике. Автомобиль стоял на парковке частного дома у своего гаража. Солнце играло на его дружелюбных и заветных гранях. Где лежала оригинальная литература, чехол. Владелец погладил автомобиль в последний раз передал мне ключи и пожав крепко руку, пожелав удачи пошел домой пить кофе.

Медлить нельзя было сегодня начиналось Великое путешествие. 300 км в сторону Бреста по М1. Для того чтобы ощутить автобанную скорость между ловушками фоторадара раскрывая голос мотора на полную. Забрать пассажирку в двухнедельный отпуск с небольшим набором вещей и по извилистой дороге Гроднещины, Минщины и Витебщины проехать 550 км на север в место силы. Собирая все взгляды делал праздничным день того,  кому удалось увидеть силуэт Ferrari в обычной жизни, на обычной дороге.

Дорога с Бреста проходит вдоль ровных рядков яблоневых садов, как в фильме интерстеллар похожих рядов кукурузы. Потом остановка возле монастыря в Жировичах с святым источником. Потом Лида, где с видом на замок необходимо пообедать и передохнуть. Потом через Юратишки Ошмяны в сторону БелАЭС...достигая на 30 км прямом участке максималки разгоняя аппетит мотора до максимум. Потом Нароч...быстрое окунание возле деревни Пасынки... очередная заправка 98 углеводородом и дальше через Поставы, Видзы в б=Браслав. Где заправившись до полного бака заезжаем в кафе на берегу Дривят. Ещк 20 км и дома.

Последний километр - это съезд с дороги на проселочную специально заасфальтированную дорогу. Которая огибая маленькое озеро ввела в горку, где у лесного хребта ожидал стеклянный гараж по соседству с домом в японском стиле. За которым с садом камней и прудом с декоративными карпами, стоял технические постройки: алтарь с гидравлическим подъемником и необходимым инструментом, комплектом необходимых шин и запчастей для новой малышки, а рядом уже ожидала протопленная банька.

Моя пассажирка никогда не была в домашней бане. Уже стемнело, попарившись возле бани на мангале готовилось мясо, в стеклянном гараже, с поднятыми рольшторами подсвечивалась моя железная подружка Ferrari из Маранелло. Страсть по соседству с верностью и любовью. Это невероятно - мечты сбываются.